Языки

Международный художественный проект

Байкал-КераМистика

озеро Байкал, остров Ольхон, пос. Хужир

Телефон в Иркутске

8914-902-2524

июнь-июль 2016

ЭРА КЕРАМИЗАЦИИ

(беседа искусствоведа Татьяна Зиненко с организатором симпозиумов художественной керамики «Байкал–КераМистика»,  художником

Татьяной Ерошенко)

В 2014 году планируется проведение на самом большом острове самого глубоководного озера на планете, третьего симпозиума художественной керамики с удивительно сильным названием – «Байкал-КераМистика». Стремительное развитие интереса к древнейшему искусству керамики в этом, далеко не «традиционно керамическом» регионе, обусловлено рядом причин, главной из которых является наличие группы энтузиастов, людей, влюбленных в глину, в ее историю, в ее секреты и в людей, создающих из нее новую реальность. Именно такая группа неравнодушных осветила священным огнем керамизации серьезную сибирскую природу, всколыхнула художественный мир желанием открыть по-новому себя и свое творчество в условиях пронзительных ветров, мистического острова и бескрайнего великого моря.

За два года своего существования, симпозиум вырос из регионального до всероссийского (и есть надежда, что в третий свой год он войдет уже в статусе международного!). Само применение термина «симпозиум» в данном контексте есть абсолютно точным, поскольку в рамках проекта происходит обмен опытом, испытание новых материалов, применение различных технологий обжига, новаторских способов декорирования керамики – и, как результат – создание высокохудожественных керамических произведений.  В 2013 году участниками симпозиума стали двадцать три художника из разных городов России. Оперативно и на высоком художественном уровне был издан каталог симпозиума, в котором кроме представленных фото самих художественных работ, которые выглядят исключительно-монументально на фоне около байкальских просторов, размещены впечатления авторов. Особую теплоту и историчность дают событийные сюжеты самого симпозиума – картинки-эпизоды работы, быта и отдыха не повторяющегося уже прошлого короткого байкальского лета. Каталог содержит статьи ведущих российских искусствоведов, профессиональные оценки которых  делают издание еще более структурированным и интересным.

Ольхон. Хужир… Так случилось, что эти географические названия, до недавних пор известные лишь географам, путешественникам да местным жителям, уже несколько лет стали родными и близкими художникам-керамистам всего мира, которые ощутили, либо хотят ощутить дух «байкальской керамистики». Исходя из этого неослабевающего интереса, накануне старта новой «Байкал–КераМистики 2014», мы решили задать несколько вопросов вдохновителю и организатору симпозиумов Татьяне Ерошенко.

 

1.        Татьяна, для художника-керамиста летняя пора исполнена путешествиями, новыми встречами, знакомствами, новыми творческими поисками. В последние годы в Российской Федерации активизировалось и симпозиумное движение в сфере художественной керамики, и участие российских художников в симпозиумах за рубежом. Скажите, как возникла идея проведения «Байкал-КераМистики», кто придумал само название?

Видимо, придется поведать Вам немножко нашу историю. Постараюсь кратко. После моего окончания Красноярского Государственного Художественного Института в 2002 году мы с мужем Сергеем Пуртян поехали поработать на пытающийся в то время возродиться после долгой спячки Хайтинский фарфоровый завод в поселок Мишелевка Усольского района, я - как художник, он - как технолог. Завод возродиться, к сожалению, не смог, мы переехали в город Иркутск, тут и остались. 7 лет я преподавала на кафедре Дизайна в Иркутском  Политехническом Университете. Периодически ездила в свой альма-матер в Красноярск, общалась с друзьями, заряжалась творческим позитивом, которого мне так не хватало в Иркутске. Несмотря на то, что здесь тоже есть свои очень хорошие художники-керамисты и, несмотря на периодические выставки, приходится самой себя  стимулировать, подталкивать, не давать себе зачахнуть, как художник, и не попасть в рутину ремесла и начать работать на туризм. Это тоже нужно, потому что не выжить по-другому, просто, когда долго делаешь только сувенирку, эскизы потом рисуются какие-то сувенирные, салонные, а поскольку сувенирка у тебя ведь тоже немножко авторская и почти эксклюзивная, начинаешь путать ее с художественной керамикой. Меня спасала моя цель, я к ней шла потихоньку: творила, участвовала в выставках разного уровня,  студентов старалась подтолкнуть к творчеству, сделала персоналку, в 2010 вступила в Союз Художников и поняла, что дальше мне в Университете работать не интересно. Все свободное время стали занимать методические рукописи, а мне хотелось нового стимула к творческому росту, какого-то движения внутри себя и внутри нашего города. Начала с того, что вместе с мужем открыли студию керамики и гончарного мастерства «Терракотовый слон» для взрослых и детей – место для реализации  творческих начинаний. И стали, как студия, выезжать летом на Байкал на разные фестивали проводить мастер-классы. И однажды попала я в «Юрточное кочевье» на Малом море. Место это удивительное, как и многие  места на Байкале. Пустынный берег, скалы, каменистая почва с казалось бы очень скудной растительностью, но скудной только на первый взгляд, потому что растительность эта очень богата и разнообразна и необыкновенно ароматна. Сижу я довольно далеко от берега (кстати, на Байкале почему-то не обязательно и иногда даже не хочется быть именно на берегу, достаточно смотреть на него издалека. Здесь работает пословица: «Большое видится на расстоянии».), вдыхаю запах пряных байкальских трав, вбираю в себя мощную энергию земли, наслаждаюсь ветром и думаю, как здорово было бы организовать мастерскую на Байкале и пригласить сюда друзей, коллег и вместе потворить…Знала бы я, куда приведут меня мои фантазии)) В общем дальше понеслось…Окончательное название проекта «Байкал-КераМистика» придумал мой муж, о котором я в этом интервью буду говорить постоянно, потому что без него не было бы никакой керамистики.

2.        В чем сложность организации симпозиума на Байкале, кто помогает Вам в его организации?

Сложность в том, что пока не сложилась у нас постоянная база для создания творческой площадки. Сейчас мы рассматривает это как позитивный фактор, как некая «фишка»: мы приезжаем лагерем на пустое место, работаем, уезжаем, а после нас опять пустое пространство образуется. В самом начале организации симпозиума нужно было решить очень важный вопрос: в чем будем обжигать? Поскольку база у нас подвижная, печи тоже должны быть мобильными, муж мой – это человек, всегда готовый к экспериментам, к техническим и творческим поискам. Он также мастер на все руки, да еще и технолог строительных материалов к тому же. В-общем он начал заниматься поисками конструкций мобильных печей. Теперь у нас эта проблема решена: есть мобильные печи газовые и электрические. Только каждые 2 года нужно делать новые газовые печи, так как они изнашиваются, вот сейчас он будет делать новые.  Каждый год мы ищем новую площадку для работы. А все потому, что на Ольхоне, да и вообще везде на Байкале проблема с напряжением. Где-то оно вообще очень слабое, только для освещения предназначено. В Хужире на каждого жителя дается определенное количество ватт, и далеко не все могут нам позволить их использовать на нужды симпозиума. Первый год мы подключались к одному столбу, в следующем году человек построил там новую базу отдыха, перераспределил туда нагрузку этого столба. Также произошло с базой, на которой мы работали второй год. Это, возможно, звучит смешно, но так оно и есть: каждый год мы ищем столб с необходимым напряжением)) Что еще? Проживание на Байкале очень недешевое. Мне некоторые даже писали, что в Греции дешевле отдохнуть. В оправдание местных жителей хочется сказать, что сезон на Байкале очень короткий, они зарабатывают летним туризмом на весь год. Но здесь я пока ничего сделать не могу, стать миллионером и построить свою базу, разве что)) Хочется еще, пользуясь возможностью, прояснить многим непонимающим проблему дороговизны благоустроенных номеров.  Ольхон – это остров, окруженный водой, но жителям запрещено брать воду из Байкала, они пользуются привозной водой. Также обстоит дело с откачкой ям, все вывозится на большую землю. Потому стоит благоустройство очень и очень дорого. Потому и введена на турбазах отдельная стоимость за пользование, например, душем – это нормальная ситуация для Байкала. Все туристы, приезжающие на Байкал, это принимают и спокойно к этому относятся, а вот художники – не все понимают.  Приходится это объяснять в переписке или уже на месте многим художникам (в этом тоже сложность, потому что это нервирует)). Отклонилась от темы. Следующая сложность – это доставка всего оборудования, расходных материалов, палаток-тентов, всего весом приблизительно 3 тонны из Иркутска на Байкал, в нашем случае на остров Ольхон. Во-первых, это далеко и потому тоже дорого, во-вторых, это тяжело. Также нужно было решить проблему с глиной. На симпозиуме важно работать хорошим материалом, наши глины местные не очень пластичны, любят трещать, поэтому глину для симпозиума мы покупаем готовую. А, как Вы уже понимаете, доставка глины в Иркутск тоже обходится в копеечку. В-общем, как Вы сказали в нашем «далеко не традиционно керамическом регионе» трудно жить керамистам)))

Вообще на Ольхоне все достаточно прагматичны, трудно даже найти столы во временное пользование за просто так, за доброе слово. В этом году, надеюсь, у нас проблема со столами решится проще, благодаря помощи семьи Беликовых, у которых мы нынче планируем разместиться. 

Про помощников: как я уже говорила, без моего мужа и соратника Сергея Пуртян не было бы вообще симпозиума, он наш главный технолог, технический руководитель проекта, изготовитель печей и экпериментатор. Также есть у нас еще два замечательных помощника, они оба профессиональные художники-керамисты, молодые, талантливые ребята, мои бывшие студенты, теперь уже коллеги: это Лидия Лось, координатор проекта, и Павел Ермаков, технический помощник проекта. Кроме всего прочего, они просто хорошие, настоящие и искренние люди, что очень важно при совместной организации любых проектов. Они не ищут собственной выгоды и не имеют скрытых мотиваций, они, также как мы, получают кайф от симпозиумной жизни и творчески и профессионально растут вместе с симпозиумом. Очень благодарна Вселенной за таких по-человечески ценных людей.

Еще очень сильно помогает нам моя мама Ерошенко Людмила Георгиевна и ее издательство «Время странствий». Как раз они и сделали каталог второго симпозиума, я могу быть спокойна за всю печатную и рекламную продукцию симпозиума.

3.        Татьяна, скажите, что для художника значит участие в симпозиумах? Достаточно ли у художника систематизированной информации о происходящем в сфере керамики в стране и в мире?

Участие в симпозиумах для художника – это очень важно. Во-первых, это так необходимое всем нам общение с коллегами, с братьями по духу и разуму, это тот глоток творческого позитива и настроя, который помогает оставаться художником, а не впасть в уныние и бытовые трудности. Это ощущение свободы творчества, когда ты творишь ради самого процесса, ради того кайфа, которое испытываешь во время этого процесса и в момент, когда ты видишь готовый результат. Причем не важно, твой это результат или твоего собрата – это все-равно кайф. На симпозиуме начинаешь понимать, что твоя работа, твои способности, твои умения кому-то нужны (кроме тебя самого), что ты живешь и творишь не зря, что есть надежда на то, что керамика станет востребованной и нужной людям, что мир спасет любовь и творчество)) Я уже не говорю о необходимости обмена опытом. Хорошему художнику всегда есть чему учиться, как у опытных, так и молодых коллег. Только плохой художник думает, что он все знает и все умеет. На разных симпозиумах предлагаются разные условия работы, разные технологии обжигов, везде всегда есть что почерпнуть и, быть может, использовать в организации своего рабочего пространства. А даже если не использовать, всегда интересно попробовать себя в новых технологиях. Симпозиумы также помогают «быть в теме», понимать, что происходит нового в современном искусстве керамики. Мало кто может развиваться, варясь в собственному соку. 

Систематизированной информации  о происходящем в стране и мире я пока не встречала. Узнаешь о чем-либо из фейсбука, в основном. Но там тоже не очень удобно: сегодня новость прошла, а завтра ты уже ее не поймаешь. Возможно, было бы здорово создать единый информативный сайт для керамистов о разных симпозиумах в стране и мире. Не знаю, насколько это возможно.

4.         Вы принимали участие в своем проекте как организатор и как художник. Скажите, пожалуйста, как человек, знающий ситуацию изнутри: какие главные проблемы стоят перед художником, который хочет принимать участие в симпозиумах на Байкале?

Основная проблема у художника – всегда финансовая. Страна большая, дорожные расходы со временем меньше не становятся. Многие хотят приехать с семьей, чтобы вся семья побывала на Байкале, естественно дорогу и проживание нужно оплачивать. Но это выбор участника. Если бы не было поддержки министерства культуры России, то пришлось бы еще и проживание, и материалы оплачивать. Вот сейчас мы планируем после симпозиума «Байкал-КераМистика» сделать еще один дополнительный проект «Байкал-КераМистика. Университет», поскольку желающих приехать к нам очень много и не все попадают под условия участия в симпозиуме. Это будет проект для студентов, молодых художников, для профессиональных художников, которые в силу жизненных обстоятельств не могут активно заниматься творчеством, а значит выиграть в конкурсе для участия в симпозиуме, быть может даже не профессиональных художников, которые хотят профессионально расти. Вот им будет труднее финансово, им придется все оплачивать самим. Потому что наше министерство поддерживает в данном проекте только профессиональных художников, а мы тоже, собственно, чем богаты, так это нашей мобильной базой и каким-никаким профессиональным опытом и готовы им делиться.

Главная трудность для художника (не проблема, а трудность) – это подстроиться под возможности нашей творческой площадки. Во-первых, не очень много индивидуального пространства для работы, это сначала всех обескураживает, потом постепенно все друг к другу привыкают, притираются и уже работают плечом к плечу. Вообще не все умеют работать в коллективном пространстве, многие же привыкли находиться в одиночестве, здесь нет места для очень индивидуального творчества, можно создать себе моменты одиночества, уходя куда-нибудь побродить  на берег, в пески Ольхона.

Во-вторых, обжиги. Мы предлагаем на симпозиуме раку-обжиг и восстановление (редукцию). Поскольку мало кто в этих техниках работает постоянно и далеко не все вообще с этими техниками сталкивались в своем творчестве, трудно сразу понять возможности этих техник, их достоинства и недостатки. Нужно уметь перенастроиться. Вообще, мне кажется, на любом симпозиуме нужно быть готовым по-новому взглянуть на свое творчество, с новой стороны его раскрыть.

Монументалистам трудно адаптировать свое творчество под небольшие печи, сотворить что-нибудь из всего 20-ти килограмм глины. Но, как показала практика, все справляются, делают, например, составные работы, да и глины в конце концов оказывается достаточно, чтобы все успело высохнуть и обжечься за эти всего две недели.

В-общем получается, что просто нужно уметь спокойно все принимать.

5.        Как продвигается процесс создания музея современной керамики? Какова судьба работ, созданных на симпозиуме?

Это называется «соль на раны», Татьяна)) Пока не появилось возможности создания постоянного музея керамики. Но мы не сидим на месте, мы ищем эту возможность. В этом году планируем обзавестить мобильными подиумами, а главное, своими, и тогда наша выставка керамики станет более «легкой на подъем», мы сможем выставляться в тех залах, где нет собственных подиумов или витрин, например, в библиотеке Молчанова-Сибирского, большой новой библиотеке, которая больше, чем просто библиотека. Тогда работы будут гораздо меньше времени незаслуженно находиться в коробках, а большую часть года будут экспонироваться. Пока мы - художники-передвижники.

В этом году после симпозиума выставка была дополнена работами, оставшимися после первого проекта, экспонировалась до конца лета в зале Иркутского областного краеведческого музея, затем в городе Ангарске в Музее часов. За это все время выставку посетило около 2,5 тыс.человек. Некоторые участники симпозиума оставили нам больше одной работы. Заручившись их разрешением, возможно, некоторые из тех работ, что не были выбраны в фонд проекта, поучаствуют в благотворительном аукционе фонда Юрия Тена, деньги от которого направляются больным детям.

6.        Ваша работа по организации и проведению симпозиума на Байкале произвели мощное впечатление смелостью воплощения идеи и оригинальностью подхода к ее реализации. Как изменилась Ваша жизнь после симпозиумов?

Как изменилась? Я стала чуть более знаменитой)) И стала знать и общаться с большим количеством хороших людей, хороших художников, что не может меня не радовать и не вдохновлять. Еще появилось чувство ответственности за симпозиум, за работы, за их судьбу. Еще я перестала бояться делать что-нибудь смелое)) Организация симпозиума научила меня быть жестче, не доверяться слепо всем людям, отстаивать свои позиции и свое видение.

7.        Вспомните, пожалуйста, самые яркие, на Ваш взгляд, моменты прошлого симпозиума.

Их много. Самые яркие…Радостные и открытые лица участников, которых мы встречали на вокзале и в аэропорту, наши новые белые шатры, которые было видно издалека, в которых кипела работа с утра до поздней ночи, и тогда шатры светились, как гигантские светляки, смешной «концерт» по игре на музыкальных инструментах kazu, которые научила всех делать Елена Вагина из Нижнего Новгорода, мастер-класс на гончарном круге Юрия Малыгина из Самары, он научил всех новому крылатому керамическому выражению «пока не захрястнет», да вообще все мастер-классы, на которых участники все без исключения «безжалостно» делились своими секретами, наши обжиги-раку, конечно, особенно, когда дул такой ветер, что раздувал через щели огонь в бочках с опилками и изделиями, и мы никак не могли их потушить, была такая борьба с огнем! (это сподвигает думать над устройством крышек для раку-бочек). Что еще? Ежеутренняя зарядка от Елены Красновой из Красноярска, спонтанная выставка под открытым небом в Хужире, когда стал накрапывать дождь, видно Ольхону было грустно с нами расставаться, да вообще весь процесс двухнедельного творчества был ярким и необыкновенным моментом, заключительная выставка в Иркутске и открытие ее великолепным исполнением горлового пения музыканта и певца Леонида Будаева…А вообще после симпозиума осталось хорошее устойчивое послевкусие…

8.        Что нового ждет участников проекта в 2014 году? Планируются ли какие-то радикальные изменения в организации и проведении по сравнению с прошлым годом?

Татьяна, если честно, не планируется ничего особенно нового. Мы по-прежнему будем работать на временной творческой площадке, в шатрах, использовать те же печи для обжига, те же технологии. Количество людей останется таким же, количество дней, глины, печей…Планируется только изменение статуса на международный, в связи с чем хочется пригласить и международных искусствоведов тоже. Вот Вас, например)) Работать будем на той же базе, где и жить, не нужно будет далеко ходить, как в прошлом году. Возможно, могут появиться какие-нибудь новые находки в технологиях, а могут и не появиться. Ну и, как я уже говорила, будем проводить дополнительную Байкал-КераМистику. 

9.  Как стать участником «Байкал – КераМистики 2014»? Где можно посмотреть более подробную информацию об условиях участия в симпозиуме?

Чтобы стать участников симпозиума, необходимо пройти конкурс на участие. К участию допускаются профессиональные художники, работающие в направлении «художественная керамика». В фейсбуке есть группа: https://www.facebook.com/groups/Baikal.CeraMystica/. «Байкал-КераМистика/ Baikal-CeraMystica/Ceramic symposium on Baikal».

10.    Как бы Вы охарактеризовали первые результаты проведения прошлых симпозиумов художественной керамики на Байкале, в чем Вы видите их перспективы?

Первый симпозиум получился у нас немножко скомканным, конечно, что уж тут лукавить. Пытались понять, сколько минимум надо времени, сколько может участвовать людей, сколько нужно материалов, хотелось понять, насколько мы можем обеспечить возможность выполнения полного технологического цикла изготовления изделий из керамики. И, конечно, огромная благодарность участникам первого симпозиума, что они откликнулись, приехали за свой счет, работали в не очень комфортных условиях и даже не бухтели сильно)) Они показали нам, что симпозиум нужен, востребован и своевременен. 

Второй симпозиум вышел, как мне кажется, на очень высокий профессиональный и художественный уровень. Это, конечно, связано с поддержкой министерства культуры Российской Федерации, с поддержкой министерства культуры и архивов Иркутской области, благодаря чему к нам смогли приехать высокопрофессиональные художники из разных городов России, искусствоведы из Москвы и Красноярска. Это связано, конечно, и с ответственностью самих участников, они все очень по-честному работали, выкладывались на все 100, в итоге получился очень качественный результат, которому были удивлены и музейные работники, и представители нашей творческой интеллигенции, и министерство культуры Иркутской области, и все посетители выставки. Ну и мы, конечно, намотали на ус и учли наши прошлые ошибки. Мы, как организаторы, сами учимся в процессе становления симпозиума. И, если честно, пока не очень понимаю, какие перспективы могут открыться. Когда мы начали его делать, я даже предположить не могла, что вот так все будет развиваться. Поэтому что дальше? Пока мы преследуем все те же цели: организовать мобильную творческую площадку для керамистов, обеспечить участников  качественными материалами и качественным обжигом, по возможности обеспечить симпозиум профессиональной искусствоведческой поддержкой. Конечно же, хочется создать стационарный музей современной керамики, хочется также создать хорошую большую творческую резиденцию, где мы сможем уже развернуться, и печь построить большую для дровяного, например, обжига, и приглашать сюда больше художников, чаще проводить такие встречи-симпозиумы. Я как-то стараюсь не очень напрягаться по поводу перспектив, они сами появятся и проявятся, если так будет нужно этому мистическому месту под названием Байкал. Тут, на Байкале, учишься как-то более спонтанно относиться к жизни. Он ведь такой переменчивый!

11.    Что главное в жизни художника, посвятившего себя керамике? Что помогает жить и побеждать?

Я бы сказала: упертость! Нужно упрямо двигаться вперед. Не обязательно дорога будет прямой, скорее всего она будет извилистой. И, бывает так, что можно заплутать, но надо все-равно идти вперед и не останавливаться. И ты обязательно выйдешь на свою нужную дорогу. И еще нужно получать от процесса жизни удовольствие. Если жизнь не приносит удовольствия, то ты не туда идешь. Быть может, нужно заняться чем-то другим. Это касается не только керамики. В керамике могут остаться только люди, которым этот процесс приносит истинное удовлетворение. Потому что это чертовски трудное занятие! И еще нужно позволить себе приобрести хорошую печь. Я говорю теперь это всем керамистам. Она окупит себя очень быстро. Желаю всем творческих поисков и внутренней гармонии!

.